Юна Южева (yunayu) wrote,
Юна Южева
yunayu

Categories:

Конспект "Беседа о критике. Анна Горина, Анна Зворыкина, Ирина Мальцева"

Тема внешней и внутренней критики, а также себя, как критика, давно меня занимает.

Слушала на ютубе беседу о критике трех прекрасных женщин, "которые постоянно думают и охотно разговаривают" и конспектировала. Вышло 18 страниц текста, подробно, но не дословно.

С глубокой благодарностью к Ирина Мальцева, Anna Gorina, Анна Зворыкина выкладываю свой конспект беседы. Пусть будет на радость и пользу тем, кого эта тема тоже интересует и кому проще воспринимать текстовый формат.

В комментариях положу ссылки на саму беседу и упоминаемые статьи.

Конспект "Беседа о критике. Анна Горина, Анна Зворыкина, Ирина Мальцева.

Ирина Мальцева: Трио женщин, которые постоянно думают и охотно разговаривают.

Тема разговора внутренняя и внешняя критика.

Анна Горина - психолог в юнгианском и экзистенциальном подходах и ЭОТ. Живет в Петербурге, исследует женский путь и женскую силу, как философ и психолог.

Анна Зворыкина - кандидат биологических наук, автор книги “От гвоздики до сандала”, ведущая парфюмерных и гастрономических мастерских.

Ирина Мальцева - психолог, преподаватель психологии метод ЭОТ.

Тема про критику разделилась на несколько больших подтем.

Например, как отличить критику от того, что ей вовсе не является. Заметили, что люди не разделяют эти понятия.

Как вынести муки, когда вас критикуют.

Как критиковать по делу.

Что делать если вас критикуют так, как вам не подходит.

Определим, что такое критика.

Мне понравилось определение, что “критика — это искусство суждения, анализ и оценка явления в любой области человеческой деятельности”

Критика — это то, что происходит между людьми, социальное явление. Имеет много социальных последствий для всех участников и имеет свои вполне определенные задачи.

По этим задачам мы можем отличить критику от хамства. Критика, как процесс исследования выявляет противоречия, сопоставляет, выявляет и корректирует ошибки, имеет задачу дать оценку (например, критика художественных произведений). Это научная штука, которая помогает определиться с достоверностью, подлинностью, дать некую оценку явлениям, понять, как ими пользоваться.

Мне нравится такое свойство человечества, как критичность. Это не привычка ко всем приставать с целью научить, как правильно жить. Критичность важное свойство психической деятельности (исследовала еще Зейгарник), оно отличает здорового человека от нездорового. Она позволяет трезво относиться к реальности, а мы все как раз менеджеры по связям с реальностью. Если мы можем сопоставлять и взвешивать аргументы за и против, гипотезы подвергать всесторонней оценке с т.з. приложения этих гипотез, то мы критичны. А если мы хотим пойти и рассказать всем, как им себя вести, то это не критика, а довольно вульгарное явление, о котором стоит поговорить вначале.

Давайте поговорим о критике в целом.

Анна Зворыкина:

Мне пришла в голову новая мысль про критику, как социальный институт. Критика и Экспертность. Если парфюмерные, литературные критики.

Кем вы работаете? Критиком. А что это значит? Я высказываю свое мнение о том, что сделали другие люди.

Если у тебя 1000000 подписчиков, то ты еще и эксперт. С какого момента начинается экспертность это вопрос.

Когда я сегодня буду говорить о критике я буду говорить не об этом. У меня к институту экспертности и критики много вопросов, об этом нужно говорить отдельно.

У меня от экспертных критиков было только благо и счастье, но когда я была в роли критикуемого, а при наблюдении со стороны у меня много вопросов. В эту тему пойдем в другой раз.

Про критику здорового человека. Мне нравится подход “не знаешь - сходи в гугл”. Мне попался мануал о критике, который я всячески продвигаю и рада им делиться, его автор Екатерина Сигитова (можете погуглить). “Как воспринимать критику”, “Как правильно критиковать”.

Очень полезный двухтомник про критику, а еще про Внутреннего критика.

Я на нее сошлюсь по трем пунктам, которые я для себя сформулировала про окружающий мир.

Что является критикой, где провести границы:

Критика — это шаурма, которую вы заказывали. Критика происходит по запросу! Все остальное уже не критика, а что-то другое. Осмысленная хорошая критика — это большая работа, которую следует делать за деньги или уж по большой любви.

Граница, которая разделяет человека и продукт его деятельности. Критика направлена на продукт, а не на личность человека. Мы критикуем не автора, а произведение.

Критик всегда на стороне автора. Это человек, который в этой теме знает больше автора, стоит у него за спиной и говорит: “я вижу куда ты хочешь дойти, чего ты хочешь добиться и вижу, где ты не дошел до своей цели, смотри, где ты свернул не туда” Позиция “я ОК и ты ОК” Это невероятно ценная вещь. Мы люди, мы живые, мы ошибаемся.

Ирина Мальцева:

То, что ты описала это идеальный наставник или идеальная родная мать. Когда я пытаюсь моделировать то, что ты рассказала у меня не стыкуется то, что этого прекрасного человека с хорошей критикой еще и успели о ней попросить. Это так редко бывает. Особенно на том этапе, где критику принято обильно давать. Редко встречаются идеальный критик и идеальный критикуемый. Обычно это битвы и руины.

Анна Зворыкина:

Это бывает в научном мире, когда присылают статью рецензенту.

Портфолио, которые ты приносишь мастеру...

Ирина Мальцева:

Это наставничество или супервизия.

Критика — это очень энергоемкая инвестиция, если она хороша. Она бывает за деньги! Благая весть несется к вам слушатели!

Если вас критикуют, а вы за это не заплатили, то это не критика, а фигня какая-то чаще всего.

Анна Горина:

Есть еще вариант по любви, который придумали русские, чтобы денег не платить ))) Тут будут нюансы, игры в родную мать.

Пространство критики — это пространство двух взрослых людей, взаимовыгодный обмен. Это могут быть деньги, но может быть обмен партнерский. Если два человека роют одну тему вместе, один прошел вперед и готов поделиться с первым. Он задает нужные вопросы со своей “кочки зрения”, включается научная критичность мышления. Второй наблюдает за этим.

Критика — это пространство диспута.

Ирина Мальцева:

Критикуемый имеет право голоса, а не стоит и обтекает. У меня есть подозрение, что нам придется говорить не об идеальной и прекрасной критике, которую мы сейчас воспели, а о том, что обычно встречается в реальности.

Часть вопросов под постом касалась вот чего. Вам вылили ведро плохого, но страшно упустить драгоценные зерна подлинного и важного, наверное, с добром вложенного в это ведро мусора. Человек предполагает, что в этом должно быть что-то ценное, в поиск чего стоит вложиться, как-то потом отряхнувшись от всего остального.

Анна Зворыкина:

Не в любом ведре помоев есть жемчуг. А вдруг есть? Для этого существует институт авторитетов. Институт социальный и внутренний. Кто насколько для меня ценен?

Если это условный незнакомый дядя Петя, который не компетентен в моей теме, он не моя ЦА, почему я вообще должна прислушиваться к его мнению. В интернете можно встретить разную критику. Однажды я прочла про себя фразу, которую запомнила: “Чтобы забыть одну Зворыкину, мне даже 20 шанелей будет мало”, т.е. человек очень впечатлился. Он будет вынужден инвестировать в 20 шанелей, чтобы забыть свое впечатление. Было ли мне это полезно? Да, было. Понятно, что это не моя ЦА, но как-то она вышла на мои духи. Я задумалась о понятии не-духи. Как дать людям понять, чего тут точно не стоит ждать, что это может быть точно не ваше. У нишевого продукта важная часть жизни — это четкое позиционирование. Если я ложанула с позиционированием и так шокировала человека, я задумываюсь о том, как мне сделать, чтобы люди точнее понимали, чего им ожидать от моего продукта. Читала отзыв, кажется, про эти же духи, что они как пощечина (и это хороший комментарий). Зачем давать пощечину тем, кто этого не любит, если есть те, кто любит.

Ирина Мальцева: Давайте поговорим о нашей реакции на критику. По твоим историям Анна Зворыкина похоже, что ты, как рыбак, вылавливаешь оттуда все ценное и сверяешь, то ли ты транслируешь. Анна Горина, а к тебе приходили с критикой?

Анна Горина:

Они ко мне приходят с “многабукафнепонятно”. Долгое время я расстраивалась, пыталась писать проще и испортила себе писалку. Я не могу проще, у меня засорился источник в попытках угодить. Махнула рукой, стала писать, вообще не стесняясь и кому-то стало понятно. Тогда и перестали приходить люди, которым “многабукаф”.

Ирина Мальцева:

А ты им писала ответы? Дорогие критики, идите в жопу. Или дорогие критики, спасибо вам родненькие. Как ты обходилась с этим?

Анна Горина:

Какое-то время я пыталась общаться выясняя, а что конкретно не понятно, что вызывает затруднения, но не добившись вразумительных ответов я сделала неверный вывод (как сейчас понимаю оглядываясь назад). Я попыталась адаптировать свою деятельность в отсутствии внятного запроса. Хотя, как психолог, должна бы была это понимать.

Ирина Мальцева:

Скажу про себя, что когда-то мне тоже говорили про непонятно и про то, что моя деятельность это пощечина общественному вкусу. И я парилась-парилась, а потом крепенько разобралась и сейчас отношусь к критике очень прикладным способом.

Если я не спрашивала и если эти люди не в моем личном рейтинге прекрасных и великолепных, то эти люди и их мнения мне не важны. А если эти люди докучливы, то идут в бан сразу, потому что их слова не про меня, а про них. Если человек не может удержать в себе компульсии высказываний, то он идет в бан. Я не в ответе за то, что он пришел в булочную и требует гвоздей.

“Нет, у вас дурацкий магазин, я пришел за гвоздями”.

Это про потерю связи с реальностью и не с моей стороны. Даже если там есть крупинки смысла, то получить их для себя можно иным способом и при этом не иметь дел с ведром говна. Я же не ассенизатор.

Анна Горина:

Определение, которое нам дал интернет можно применять как чек-лист. Критика — это оценка, это попытка разобраться и проанализировать дабы оценить. Те, кто приходят с ведром оценки, чтобы вывалить его, минуя этап анализа продукта, который они пришли оценить. Это не критика, это компульсивное сообщение “мне отозвалось..., мне не зашло..., придется купить 20 шанелей”

Ирина Мальцева отвечая на вопрос в чате: мы говорим про критику продукта или критику в соцсетях. Что касается критики в процессе обучения, то это не критика.

Анна Зворыкина:

критический диспут — это общение людей думающих, если человек не умеет сложить 2 и 2, то какой смысл его критиковать за это. Это просто констатация факта.

Ирина Мальцева:

Мы не говорим про обучение, хотя я знаю случаи, когда преподаватели решают свои задачи вместо того, чтобы вести ученика к светлому будущему.

Большинство вопросов к эфиру касались критики без запроса и переживаний людей по этому поводу.

Анна Горина:

Это четко и легко остается в зоне этикета. Если это оценка без запроса, то это жесткая пристройка сверху вне зависимости от полюса “хорошая девочка” или “фу, что такое”. Это жесткое нарушение границ. Должен быть мой четкий запрос.

Ирина Мальцева:

Разговаривала тут с одним человеком на тему, что критика только по запросу и он взвился, что “они же не просят меня, они не знают сколько всего хорошего я им скажу и мне приходится самому идти им рассказывать” Надеть пальто и полезть на табуреточку.

Сколько лет критикам?

Анна Зворыкина:

Прекрасный вопрос о том, сколько лет критику. Соцсети дали прекрасную площадку для Я-высказываний. Ты посмотрел фильм и можешь на своей странице писать что угодно. Иногда говорят: “люди пишут такое про фильмы! Я посмотрел и мне не понравилось, а это же такой мастер снял. Стыдно писать, что тебе не понравилось” По факту, можно писать что угодно про кого угодно. Можно изложить всю свою критику на своей странице.

Ирина Мальцева:

А стоит ли вкладывать свои усилия, чтобы оседлать энергию критикующих, которые набегают на любой текст, отзыв, мнение. Знаю мнение, например, Лили Ким, которая даже имеет термин “дорогие хейтеры”, они помогают популярности. Надо ли специально что-то делать. Как вы думаете?

Анна Горина:

Я пробовала применять принцип “критикуешь - предлагай”. Если ты сейчас недоволен тем, что я сделала. Например, говорят: “чтобы было удобнее читать, нужно все это разбить на абзацы”. Я буду рада, если вы возьмете этот текст отредактируете, исправите ошибки и я его с удовольствием опубликую в новом виде и упомяну вас с благодарностью. Пока никто не совершил этого простого действия.

Ирина Мальцева:

Критика — это энергоемкое занятие, которое требует вложений. Прийти в белом пальто и что-то проорать гораздо проще, слить эмоции и получить себе результат. Ты предлагаешь предпринять усилия, а человек не был к этому готов, он пришел для себя любимого.

Мы прислушиваемся к себе, как нам становится от того, что нам вывалили. Становимся мы сильнее или слабее. Если у нас дурное послевкусии, мы перестаем быть устойчивыми, то сразу прекращать, сразу все.

Анна Горина:

Если мы берем это внутрь себя, то мы в тот же момент перестаем быть устойчивыми. Даже если это очень приятные отзывы, если мы берем их внутрь себя они становятся медными трубами. Они намного опаснее. Смещается локус контроля наружу. Внутренний локус контроля, способность к критичному мышлению, когнитивному диссонансу, испытыванию смешанных чувств - ключевые характеристики взрослости и зрелости.

Анна Зворыкина:

По поводу хейтеров нет единственного решения. Сейчас маркетологи говорят, что неделя, проведенная без срача, выброшенное время. Это зависит от врожденных качеств, темперамента, есть люди, которые любят конфликты, они на них растут и хорошеют. Если этого нет, то всегда есть кнопка бана. Можно не ходить по соцсетям в поисках того, кто нас хейтит.

Ирина Мальцева:

Как быть полезным критиком? Сидеть и молчать, пока не спросят. Высказывать о своих впечатлениях, а не о личности.

Анна Горина:

Это уже отрефлексированное переживание, а не компульсивный выброс. Человек что-то получил снаружи, у него случился отклик и он не побежал говорить “я покакал”, а переварил это внутри себя творчески.

Ирина Мальцева:

У него должна быть при этом зрелая психика и творческие способности.

Мы обсуждаем продукт. Сидоров сделал майку и у нас нет потребности опустить Сидорова, а проанализировать, какие бывают майки. Возможно, это делает нас хорошим критиком, и потом Сидоров сам придет со своей майкой за нашим мнением о ней. Мы можем дождаться, но не всякий крутой критик дожидается запроса быстро.

Как разделять полезную критику от всякой токсичности? Как отличить?

Если звучат оценки “ты плохой”, адресованы самому персонажу это точно токсичное и не про пользу для человека.

Анна Горина:

Это не критика. Байка про азартные игры и малолеток. До 6-7 лет желательно с детьми не играть в игры, которые подразумевают наличие выигрыша или проигрыша. С ними и невозможно играть, они идентифицируют акт проигрыша или выигрыша с самими собой. Нет внутреннего локуса контроля. Это эйфория от выигрыша и падение всем собой при проигрыше. Потом человек может отделить игру, как процесс от себя. Чтобы было интересно играть все участники должны проиграть примерно одинаковое количество раз, это будет означать, что они равны в своем потенциале в этой игре. Нет заведомо компетентных.

Ирина Мальцева:

Ты разрушила институт экспертности )) Экспертов, которые знают, придут и скажут, как надо жить. Недавно Земфира выпустила новый альбом и было любопытно наблюдать какие мнения выплескивают люди. Это требование к кому-то старшему, чтобы он удовлетворял, чтобы он был понятным, чтобы он не разрушал мою устойчивость (которая как-то оказалась у Земфиры). Я привык, что под этой вывеской вот это, а завезли другое и меня это разрушает.

Анна Зворыкина:

У меня в ленте периодически полыхает на тему “а вы знаете, что этот поэт так поступил в жизни...” Типа “оказался наш отец, не отцом, а сукою”. Все уже давно мертвые, а это так кипит у людей. Что же делать теперь, если ты узнал, что автор прекрасных стихов оказался внезапно сукою. Это же надо всем рассказать, пронести это знамя, громогласно осудить. Кипит. Мне же все должны. Вот было “не сотвори себе кумира”. Если человек сотворил нечто прекрасное, то он и сам должен быть прекрасен (и мы приложим его к нашим душевным ранам).

Недавно прочла в ТГ у Полины Забродской (взрослой адекватной женщины, которая критикует людей, как ментор). Мне запомнилось, что число поглаживаний и неприятных уколов должны быть в соотношении 7:1.

Ирина Мальцева:

Это по запросу или без запроса так надо делать?

Анна Зворыкина:

Речь идет о больших корпорациях, где все работают на одну тему.

Ирина Мальцева:

Это большая отдельная тема, если что-то не нравится твоему начальнику должен ли ты терпеть с баночкой наперевес или забанить начальника.

Эта система 7:1 выглядит очень энергоемкой.

Анна Зворыкина:

Мы травмированы школьной системой оценки. Троечник - будешь дворником. Была на курсе у Марии Ковиной-Горелик, где были большие домашние задания, которые проверяли кураторы. И у меня екнуло сердце, когда я получила свое домашнее задание с 67 комментариями. Как я могла наделать столько ошибок? Что вообще происходит? Открыла документ и с изумлением увидела, что комментарии там были “Здесь очень хорошо! Да, здесь правильно.” Оказалось, что ошибок было мало. Это перевернуло мое восприятие этих комментариев.

Чтобы почувствовать себя более уверенно на незнакомой территории (обучение это и есть незнакомая территория) важны и положительные и отрицательные оценки.

Ирина Мальцева:

Вопрос в чате про людей, которые запрашивают мнение и понятно, что нужно только хвалить. Запрос на социальные поглаживания. Если кто-то запрашивает, то похвалите человека, почешите ему шерстку, тут нужно тепло, а не мнения.

В ситуации с заданиями Ковиной-Горелик это питательная среда для обучения, ценная обратная связь.

Анна Зворыкина:

Если мы говорим об обучении, то мне есть что сказать. Есть разные стадии обучения. Иногда я прихожу больная или чем-то расстроенная и критиковать меня бесполезно, любая критика будет восприниматься не хорошо. Хороший преподаватель будет возвращаться на ступеньку назад. Бывает этап, когда мы выходим на совсем новый уровень и количество ошибок значительно возрастает. Тут опять нужно только хвалить, так как эти ошибки снова показатель развития.

Ирина Мальцева:

Хотела бы свернуть нас с темы обучения. Рассматриваю вопрос уже третий день и любуюсь им.

Как выходит так, что в одной сфере критика нам ОК, нормально, а если мне скажут что-то из другой сферы, то забор с треском падает, самооценка в руинах и надо неделю пить, чтобы как-то прийти в себя? Что вы об этом думаете? Например, человека критикуют за рабочие навыки и ему нормально, а если сказать, что он поправился, то все очень плохо. Это интересно. Или человека хвалят за 8 детей и порядок, а ему это никак не ценно. Или ругают за грязных детей и заросшие сады и это не страшно, а если упрекнут за профессиональную ошибку, то ужас. Почему так? У меня есть ответ, а у вас?

Анна Горина:

Смещенный локус контроля в этом месте. В этом месте мы не можем отделить автора от произведения, слияние. Мы ищем оценку во вне, так как не можем оценить сами из-за внутренней слепленности. Получая плохую оценку, мы рушимся, потому что это мы.

Ирина Мальцева:

Если мы от чего-то рушимся, то скорее всего в этом месте у нас был предварительный ранний травмирующий опыт, когда мы не смогли защитить себя, не было еще внутренних опор, хорошо простроенных границ, мы приняли не критически и согласились с гадостью.

Играет роль не сказанная гадость, а наше согласие с ней.

Когда мы решаем, что это правда про нас. Это причина того, что люди ужасно чувствуют себя во время критики.

Люди делают что-то прекрасное, выращивают растения, шьют лоскутные коврики и не могут даже выложить это в соцсети. В их воображении будет поток критики, и они не могут вынести это в своем сердце.

Это сильно связано со стыдом, а когда человек стыдится он обездвижен, не может действовать. Редкий человек в детстве из ситуации стыда может смыться шутовским образом, обратив это в шутку. Обычно стоит, краснеет, сворачивается в точку. Взрослый попадает в эту ситуацию из детства, сворачивается в точку. С этим можно работать в психотерапии. Но в целом, если учесть, что голосом всех этих стыдящих говорит единственный человек МарьяПетровна - воспитательница детского сада, то становится уже не так страшно и даже смешно. Мы выросли и воспитательница не самый компетентный человек в нашей жизни.

Можно выложить в сеть первые три коврика и тут происходит катастрофа. Потому что под этими фото будет несколько дежурных лайков от друзей и больше ничего. Никто не пришел критиковать. Пока ты ждешь, что тебя обольют злыми словами, ты стоишь на сцене и весь мир словно ждет возможности сказать эти гадости. Это значит, что я нужен этому миру, вон какая очередь стоит меня обесславить. И вдруг! Никто не пришел, есть два лайка и все. После стыда надо пережить, что ты неуловимый джо.

После этого продолжать тихонько растить свой сад. После придут ценители и возможно несколько хейтеров, которых можно выгнать за пределы сада. Тут мы переходим к теме внутренних опор.

Анна Горина:

Тут можно сказать о том, как отличить дорогих хейтеров от того, с кем можно обменяться впечатлениями. Те, от кого можно получить хорошую критику, обычно сами что-то делают. Они проходили этот путь по выкладыванию из сердца своего продукта в мир. Они бережнее и милосерднее. А безжалостно выжигают нежные ростки те, кто выжег свои. Их можно узнать по горечи неизбывной, которою можно принять ошибочно на свой счет, но она про них. Слова Петра о Павле всегда больше говорят о Петре, чем о Павле.

Ирина Мальцева:

У нас в комментариях пишут: “а что если это преждевременное выкладывание в сеть, если это в самом деле фу-фу-фу и жидкий стул?” Это интересный расклад. Люди чувствуют такое про свое, на какой бы стадии оно ни было.

Анна Зворыкина:

Большой вопрос с какой степенью собственного несовершенства мы согласны смириться публично, выкладывая свои творения. Пример снова из изучения английского языка. Я сказала своей преподавательнице, что смогу говорить публично, когда буду говорить, как условная Маша Иванова. А она ответила, что ты сейчас уже говоришь лучше, но тебя это не устраивает. И это правда. Мне не уютно пока я не дойду до чего-то. Проще принять, чем бороться с этим и выкладывать то, что тебе не кажется готовым. Сейчас многие против перфекционизма. Вопрос в том, зачем мы выкладываем свои коврики?

Ирина Мальцева:

Когда я слышу ярко оценочные слова, мне хочется к ним прицепиться. И я хочу спросить: термином “жидкий стул” обозвать первые робкие попытки хочет какая часть личности? Предположу, что это жесткий хейтер в устах того, кто оперирует такими понятиями. Можно увидеть в сети первые стихи, коврики и что угодно. Кто-то улыбнется, вспоминая свои первые попытки и зная, что это не нужно судить, как признанный шедевр. Кто-то мучительно обзовет это нехорошими словами и будет чувствовать себя неловко, хотя не он это выкладывал.

Анна Зворыкина:

Спасибо за это дополнение. Важно зачем мы выкладываем и где мы в этот момент находимся. “Ребята, я начал учиться рисовать и вот мой первый рисунок”. Тут нет места для критики. Или мы думаем “вот мой первый рисунок и он не так хорош, как у Пикассо”, невозможные требования к себе. Можно сказать, что я хочу невозможного и это мои первые шаги. Есть вещи, которые невозможно практиковать в одиночку (публичные выступления требуют выхода на публику, врачи практикуют на живых людях и делают ошибки).

Ирина Мальцева:

Как избавиться от неизбывной потребности нравиться людям?

А нужно ли от этого избавляться? Это в транзактном анализе называется состоянием свободного дитя, который знает, что он подарок для этого мира, что он лепит куличики, поет и пляшет и он великолепен абсолютно. Маленький ребенок, который самозабвенно что-то делает обычно нравится себе и всем доволен. Другие тоже начинают откликаться и улыбаться, даже если он делает это не совершенно.

Анна Горина:

“Мама, я покакал” это туда же. Для творца, который реализует эту детскую штуку, у него бывает состояние запора и тогда “жидкий стул” это хорошо, тепленькая пошла. Был творческий застой, кризис и вдруг потекло. Это счастье.

Тут нам не обойти внутренние опоры. Для кого, почему мы это делаем. Если мы совершаем акт творения, то будет сначала акт творчества самозабвенного, без запроса на оценку, любую. Все разговоры про призвание мне нравятся, но мне нравится взгляд, что ваше призвание — это то, что вы делаете, даже если вас просят прекратить. Это неудержимо, как жидкий стул. ))

Ирина Мальцева:

А тема “нравиться всем”. Как вам?

Анна Горина:

История парфюмера. Он плохо кончил.

Он сначала получил, а потом плохо кончил. И все остальные кончили.

Ирина Мальцева:

Идея “нравиться всем”.

Вы танцуете, а мимо идет голодный человек и думает о своей тарелке супа, ему нет дела до танцующих, он идет с кислым видом. Вы ему не понравитесь, это его внутренние процессы не имеющие к вам отношения, он вас вообще может не заметить. Но если вы ранены в этом месте, то прохожий, который вам не похлопал, ввергнет в вас в внутренний ад.

Тут мы переходим ко Внутреннему Критику, важно поговорить о фигуре внутреннего фашиста, который разговаривает голосами родителей, воспитателей, первых возлюбленных.

Из чего сделан ВК? Давайте его раздраконим на части, чтобы стало понятно, как его переделать на что-то полезное.

ВК вообще хороший чувак, если он занимается тем, что названо критичностью. Если он сидит и сверяет нас с реальностью, где мы противоречим логике мира, дает нам обратную постоянную связь - полезнейший чувак. Если бы не он, то нам уже в диспансер, если отвалилась критичность, то это заболевание.

Но обычно у нас внутри вместо такого хорошего персонажа сидит разбойник, который делает совершенно противоположные вещи. Он не реагирует на изменения в реальности. Сначала мы вязали кривые носочки, без слез не взглянешь, но прошло пять лет и мы вяжем шикарные носки с орнаментом, но ВК говорит “стыдоба то какая, никому не показывай”. Это вылетает из “радио тлен”. У ВК нет времени, они не растут, они маленькие, раненые. Радио Тлен состоит из программы передач, которые были встроены с 4 до 7 лет и дальше они только чуток корректировались. Они созданы из интроектов, в которые мы поверили и сказали себе, что это правда о нас. И с тех пор мы эту “правду” не пересматривали. Его можно отнести в терапию и вырастить из него добротного внутреннего родителя. Можно в хозяйстве его использовать с пользой.

Анна Горина:

Дополню юнгианством. У Эстес об этом есть глава о внутреннем хищнике. Это то, что нападает на самые первые ростки. Он не нападает на устойчивые внутренние структуры, а на новое, что появляется из бессознательного. Новые ростки в душе нужно тщательно оберегать от ядовитого влияния хищника. Это теневое и неизбывное, это нужно просто избегать. Внутренний Критик (как контакт с реальностью) встает между нами и внутренним хищником. Можно самому себе объяснить, что мы сейчас делаем первые шаги и первые 25 шагов мы будем делать в тепличных условиях, без какой-либо критики. Зона неуверенного приема сигнала, игнорировать нападки хищника. Когда росток окрепнет, приобретет очертания, первоначальные движения души (души прекрасные порывы) беречь.

Полагаю, что мы имеем дело с архетипом. Хищник тоже полезен - естественный отбор. Наша самость бесконечно продуктивна, этих ростков может быть бесконечное количество.

Ирина Мальцева: Я поняла! Все что нежизнеспособно будет погублено этим хищником, это страж моста.

Анна Горина: да, с точки зрения самости у нас бесконечное количество времени, ресурсов и тут хорошо иметь ВК, который скажет, что у нас немного времени, сил, возможностей (ты умрешь). Мы хватаем вот это, закрываем собой и даем вырасти. Хищник говорит, что придется выбрать. Отмести бессмысленные непродуктивные варианты. Если ты спас от хищника какие-то ростки, если хоть что-то закрыл от него собой...это индикатор живости.

Анна Зворыкина:

Все хочу защитить ВК, он хороший. Ко ВК мы можем применять такие же критерии, как к внешнему.

Он на нашей стороне, а если не на нашей, то это не он.

Мы все взрослые люди, представляем свои сильные и слабые стороны. Я не могу пробежать марафон, здесь нет предмета для критики. Если я знаю, что могу выбить 100 из 100, а сегодня выбила 70, то я понимаю, что со мной сегодня что-то не так. Связь с собой и реальностью. Голова болит, мне не хорошо и мне сегодня не нужно смотреть на счет. Осознавать, где я в моменте, осознавать, что сколько стоит.

Ирина Мальцева:

Могу вынести целый мануал из того, что мы наговорили.

В начале всякого дела мы нежны, как росточки и подобны младенцам. Наша взрослая ответственность дать младенцам здоровое младенчество. Если речь идет о том, что мы пошили первый коврик\стишок, нужно составить внутренний рейтинг людей, которые вас точно поддержат. Три человека. Им показать свой продукт, получить свои поглаживания, укрепиться и выйти в жестокий мир и конкурировать. В какой-то момент показывать свое, смотреть чужое становится приятным действием, если это не насилие. Можно идти на конкурс, например. Это имеет отношение к внутренним опорам. Давайте поговорим о них.

Вопрос: “как быть устойчивым в себе, если нравишься не всем, если тебе делают козьи морды и говорят, что ты не очень творец”. Как не спускать энергию в эту черную дыру, а крепчать? Как это выносить, если нравишься не всем?

Анна Горина:

Разные этапы.

1) Есть момент рождения творения, когда нужно это просто делать. Первый коврик не продать, не наглядеться на него, он бесценен. Они никак не может быть продан за 300 руб, как они лежат пучками на Ярмарке Мастеров.

2) Потом идет процесс токования, когда мы делаем это, как тетерев на току, как глухарь. Нужно делать пока делается. Это самоподкрепляющееся поведение, это приятно делать.

Ирина Мальцева:

У людей, как и у тетеревов. Погружение в процесс. Священный морок творческого состояния. Если тебя прервали в этот момент критикой, то происходит сцепка, что как только будет это дуновение творчества - придут бить.

Анна Горина:

Или он токует, а пришли с аплодисментами, и он начинает токовать не от священного огня от хвоста до клюва, а из-за похвалы. Похвала убивает творчество также, как если придут пиздить. Пока мы наивные тетеревы, мы думаем, что окружающие более опытные и компетентные (мир нам мама и папа, заинтересованные в нашем развитии, но нет...). Нужно набрать фрустрации, разочарований, чтоб понять, что священный огонь творчества ценнее всего внешнего.

Ирина Мальцева:

Ого, это какая же сила должна быть внутренняя, как птица Феникс.

Анна Горина:

Ну, потому что за нами Москва, жизнь конечна. Мы понимаем, что ресурс конечен. Уже был опыт, когда мы приходили к окружающим и говорили “я покакал”, а они говорили что-то иное. Мы должны сами себе выступить Внутренним критиком.

Ирина Мальцева:

Как это сделать?

Анна Зворыкина:

Если мы что-то сделали, применили ВК и он у нас хороший, сделали все что могли, запросили критику и получили что-то неприятное в ответ. Бывают ошибки. Здесь нельзя не горевать. Подышать, отгоревать, если мы провалили какую-то задачу. Нужно пережить провал.

Ирина Мальцева:

Как пережить? Люди потом годами не могут коврик в сеть выложить.

Мануал. Чтобы вырастить внутренние опоры, чтобы ВК был нам другом, нам нужно устроить себе счастливое детство и прожить его заново. Прожить до 10 опытов, когда росток не умер и дожил до баобаба, обнаружилось, что это фасоль кормовая и мы смогли распознать это. У нас наберется достаточно этих опытов и мы поймем, что же мы растим. Станем агрономами сами себе.

Анна Горина:

Будь как тетерев, выбирай места для токования, где тебя не отстрелят охотники. Это наша ответственность. У тетерева чайная ложечка мозгов, он не может не токовать там, где ходят охотники. А мы больше тетерева.

Ирина Мальцева:

Мы вмещаем в себя тетерева и можем выгуливать его в безопасном месте. Я высеку это в мраморе. Как только мы научаемся выгуливать нашего внутреннего тетерева и беречь его от охотников, наша творческая энергия фигачит и мы можем отличать охотников от туристов с фотоаппаратом.

Анна Горина:

3) Когда мы оттоковали и пошел на убыль священный огонь, а мы натоковали изрядное количество чего-то. Это позиция “я написал\нашил\произвел” и она не слита со мной воедино. Это уже продукт, а не нежный росточек, песнь. Уже не слияние. Сепарация. В этот момент оно кажется нам совершенным, но что-то подсказывает, что это можно нести к другим (выбрать к кому) и развернется пространство научного диспута. Другой уже оттоковал свое и начинается анализ, сравнение, сличение, стык концепций со взаимным обогащением. А потом уходит и снова думает, т.к. он обогатился новыми идеями.

Ирина Мальцева:

Это получается мастермайнд в хорошем смысле, а не то, что сейчас выдают за него маркетологи. Это обогащающее пространство. Сообщества тех, кто что-то делает и обменивается опытом.

Анна Зворыкина:

Мы сейчас немного лакируем действительность научных дискуссий. Они могут быть крокодилами. Человек с достаточной опорой на себя и уверенностью, что есть у него, его уже не так ранит крокодилья критика. В научной среде много желания покусать, втемяшить в чужую голову свои идеи зубрилом. Это как войти в бассейн с крокодилами. Но когда ты туда входишь, ты уже и сам немного крокодил. Ты уже не тетерев.

Ирина Мальцева:

Не води тетерева к крокодилам!

Это уже этап конкуренции.

Мы вывели, как вырастить внутренние опоры и по каким признакам вы догадаетесь, что вы уже не тетерев ))) Отлично!

Если еще вылинять из крокодила в человека, это уже следующий этап. Если взрослые встречаются происходят совершенно прекрасные вещи, их не оценить, это уже вне болезненных переживаний. Спокойный интерес, который преломляется через калейдоскоп и этим можно заниматься всю жизнь, что нам античные дядьки и доказали (Платон, Сократ...). С немалой пользой для всего человечества.

В чате пишут про “птичий двор”. Вот она сказка про гадкого утенка, который пока не повстречал лебедей у него была искажена реальность, в том числе и внутренняя.

Оттоковали тему. Давайте резюмируем и разбежимся. Неплохо порезвились.

Анна Горина:

Разделили критику и невоспитанность.

Всякий человек кто к тебе пришел со своим ценным мнением без запроса писает тебе на коврик. Если он не ориентируется в таких простых вещах маловероятно, что он разбирается в остальном.

Анна Зворыкина:

Маленькая иллюстрация. Чем ценна отрицательная обратная связь? Если ты что-то полезное хочешь донести другим людям (текст, духи...), ты можешь до какого-то этапа оценивать это сам (а это очень энергоемкий процесс, и ты все равно не встанешь на место другого человека). Если другой человек подскажет тебе в чем ты ошибся это будет драгоценный подарок. Это нужно и важно. Хорошо знать, как это сервировать.
Tags: конспекты лекций
Subscribe

Posts from This Journal “конспекты лекций” Tag

promo yunayu december 29, 2018 10:01 8
Buy for 10 tokens
Прошлой осенью организовала в нашем поселке "Безумное чаепитие" в поддержку подопечных фонда "Подари жизнь" и мне это очень понравилось ) Сейчас фонд "Подари жизнь" (организаторы Чулпан Хаматова и Дина Корзун) проводят новые акции, в которых может принять участие…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments